Студент в русской Арктике

после 3 месяцев в арктике

Результат на лицо от трёхмесячного визита в русскую Арктику

Знакомство.

Приветствую всех читателей, меня зовут Виталий. Сейчас мне 27 лет, но на момент событий, описанных в этом рассказе, было 23 года. Живу в Калининграде. Работаю пищевым технологом на заводе. Занимался активно в студенческих отрядах. Собирал отряды, организовывал мероприятия. Имею много наград от органов местной власти за успехи в этом деле. Имел опыт работы в молодежном правительстве и в молодежной парламентской ассамблеи. Активно увлекаюсь изучением английского языка. Вообще мою жизнь сложно назвать скучной и однообразной. Но одним из незабываемых периодов моей жизни приходится на 2014 год. В том году мне удостоилась возможность побывать на землях русской Арктики.

Зов предков. Освоение Арктики. Предвкушение от встречи с неизведанным.

Желание было давно, так как мой прадед был каюром на Чукотке, мой дед был старшим механиком на судне, которое ходило в районе Чукотка — Камчатка — Курильские острова — остров Сахалин — Владивосток. От них осталось много фотографий и рассказов. К тому же я с детства читал много литературы про путешествия, в том числе и мемуары советских писателей — географов. В них много места уделялось Северу и месту русских в его открытии и освоении. Север романтизировался, а путешественники — героизировались. Разумеется, после такой «обработки», любой молодой человек, проходящий в молодости процесс взросления и самоутверждения, задумывался о том, чтобы добавить покорение Севера в свою копилочку мужских достижений с одной стороны, да и просто увидеть и пережить (не дай Бог!) всё описанное самому.

судно идет в арктику

Наш студенческий отряд на пути в Русскую Арктику

Попал через организацию «Российские студенческие отряды». На тот момент (как и сейчас) организация охватывала всю страну и огромное количество молодежи. Её ячейки были в каждом ВУЗе. Обладая такой мощью и политическим весом, она активно договаривалась с правительством на присутствие студентов на летних каникулах в качестве практикантов на федеральных и региональных проектах во всех уголках страны!Например, на таких именитых федеральных проектах как «Космодром Восточный», «Олимпиада СОЧИ 2014», «САММИТ АТЭС», «Русская Арктика» и другие были отряды со всей страны. Разумеется, я не мог упустить такую возможность и записался на региональный (!) конкурс на проект «Русская Арктика». Он был около 10 человек на место. В итоге я прошел и был зачислен в отряд.

обучение

Проходим обучение на научном судне

В начале июля нас восьмерых счастливчиков собрали в Архангельске для подготовки к 3 месячной работе в высокой Арктике. Сначала проходили комплекс живучести на судне (СОЛАС), сдавали медицинские анализы, в том числе и психологические тесты, проходили инструктажи по встречам с белыми медведями, особенностями работы при низких температурах. Потом нас погрузили на судно ледокольного класса, которое в составе эскадры груженых техникой сухогрузов, за 7 дней доставило нас через Баренцево море на архипелаг «Земля Франца Иосифа». Там нас выгрузили на дикий берег острова «Земля Александры». Встречали нас местные пограничники и исследователи Арктики, которые по совместительству еще и природоохранные инспектора.



высадка экспедиции в арктике

высадка экспедиции на остров «Земля Александры»

Ожидания были огромные. Ждал необычной работы и общения с интересными людьми, больными Севером. Ждал потрясающих пейзажей нетронутой флоры, айсбергов, а также животные Арктики: киты, моржи, тюлени. С ужасом ждал встречи с белыми медведями, так как на инструктаже увидел, что они сделали прошлым летом с опытным полярником.  Жаждал увидеть в действующую арктическую технику: ледоколов, вездеходов, полярных баз. Жаждал ощущений оторванности от мира, борьбы с трудностями, мужских испытаний и в конце победы над ними с чувством собственного и человеческого превосходства.

пурга в арктике

сентябрьские метели Арктики

Вооруженная охрана, белые медведи и горы советского мусора.

На выходе из Архангельска температура была +18-20С, через 7 дней у архипелага температура была уже минусовая. Судно с трудом пробивалось через огромное ледовое кольцо к зажатому ими архипелагу. Мы думали, что судно потонет. Конечно, льды Арктики, это первое, что я увидел. Но айсбергов не оказалось. Они, как выяснилось, в южном полушарии. Разумеется, были огромные щиты ледников на островах, но судно держалось от них подальше. По дороге встречались животные Арктики: киты, полярные дельфины, моржи.

льдина в океане

Наш отважный корабль «Профессор Молчанов» чуть не зажало во льдах

При высадке царило напряжение военной операции, так как повсюду ходили белые медведи. Сначала был отправлен разведывательный отряд с оружием (СВД, АКМ, Сайга), который «держал» периметр высадки. Суша была стерильна: ни мха, ни цветков, ни даже мокрицы под камнем – абсолютная безжизненность. Только местами валялись обглоданные кости. Наверно, так выглядит Марс. Солнце светило лучами как на космических снимках, стояла давящая жуткая тишина. Если бы мне предложили дать название этой «военной операции», то определенно, это было название «Выжить в Арктике». Кругом одни камни, снег и гробовая тишина. Жутко.

вооруженный конвой на судне

Там только с оружием! Белые медведи убивают людей! Каждый год кого-то съедают!!

марсианские пейзажи в арктике

марсианские пейзажи высокой Арктики. Пустыня. Нет ни травы, ни мха, ни жучков! Даже бактерии не живут. Стерильность!

Мои ожидания от высокой Арктики эти и дальнейшие картины, конечно же, оправдались, но со временем ко всему привыкаешь. Мы занимались уборкой мусора, который остался там после 40 летнего советского военного присутствия.

останки советского прошлого

Перо советской РЛС

Это горы металла и мусора высотой до 3 этажа. Просто самая северная помойка в мире. Мужики, на технике разгребали и паковали эти «авгиевы конюшни», чтобы отправить на сухогруз. Мы «зачищали» территорию после них вручную от мелкого мусора.

уборка мусора в арктике

Собираем мусор. Его тут очент много!!

В идеале, земля должна вообще остаться без следов человеческого присутствия. Убиралось все до щепки. Мусор мы паковали в огромные белые мешки, которые так же грузились на судно для отправки в Архангельск на утилизацию.

погрузка мусора в трюм судна

Грузим мусор в трюм сухогруза.

Пробыли  мы с июля по конец сентября. В сентябре уже было невозможно работать. Была лютая пурга, сбивающая с ног. Такую воющую пургу/вьюгу я видел только в старых советских фильмах. Столбик термометра упал до -10 С. Последние 2 недели мы просто ждали, пока нас заберут, нам оставалось только выжить в Арктике. Как командир отряда, я вел подробные дневники пребывания, часов работы для отчетности, так что срок известен точно.

метель в арктике

осенняя пурга

Суровая арктическая реальность.

Земля нас встретила неприветливо. Начались проблемы. Сухогрузы не пробились через льды и ушли. Это значит, что теперь мы отрезаны от мира. И ни техники, ни еды у нас нет. Затем ждавшие нас вездеходы, забрали сколько смогли людей и уехали… пропали. А затем пропала… радиосвязь. Мы ждали почти 12 часов, пока не решились сами идти пешком. И посреди этой пустыни через пару километров нашли одну брошенную машину с разбросанными вещами и без людей. Пустыня, брошенная машина, гробовая тишина, нет связи. Жуть. Веселье началось с первого дня, как я и заказывал.

переход экспедиции на базу

высадка экспедиции на остров «Земля Александры»

Мы жили на заброшенной советской военной базе. Она стояла на сваях частично для продува снега, частично против медведей. Двери запирались на огромные засовы. Выйти даже покурить наружу только с оружием или охранником, т.к. огораживать забором базу от медведей бессмысленно. От старости некоторые сваи сгнили, и блоки покосились и просели. Туалет так вообще на 45 градусов вниз ушел. Кстати, блок туалета это дырки в полу, так что, по сути, мы «ходили» под себя. Сверху база напоминала огромную букву «Ж», что как бы намекало. Поскольку суда обеспечения не пробились, еды было очень мало (буквально пару ящиков, что везли с собой), поэтому жили на найденных остатках запасов с прошлых лет. Перебирали гнилую промерзшую многолетнюю картошку в загонах. Из нее варили баланду. Мясо кончилось на вторую неделю, сахар на третью. В конце концов сидели на пшёнке и муке. Жрать хотелось постоянно. А стрелять дичь запрещено – заповедник. Мы ж с инспекторами работали. Да и заражена она вся трихинеллёзом, описторхами и прочее.

арктический закат

Высокая Арктика. Архипелаг «Земля Франца Исифа» остров «Земля Александры». Закат, которого нет.

 

Но это были далеко не все трудности. Конечно, к жизни на раздолбанной базе, если ты не неженка, привыкаешь. Привыкаешь чистить зубы и мыться водой со вкусом солярки (чтобы не застыла в трубах), к дежурствам по столовой и т.п. Было трудно работать по 12 часов на открытом продуваемом воздухе не разгибаясь, собирать мусор. Конечности мерзли очень сильно, как не одевайся. Порой пальцы так ныли, как будто иголки под ногти загоняют. От максимальной температуры в +2 градуса, земля оттаивала максимум на 2 см, дальше вечная мерзлота. Некоторые детали приходилось всей толпой ломом буквально выбивать из мерзлоты.

снимок в зеркале

Было тяжко психологически. Совместимость коллектива, как выяснилось, очень важна. Мне попались молодые 18 летние парни. Как их взяли не понимаю. Были конфликты. У одного парня был нервный срыв. Два были на грани. Спать было трудно, так как все время в окна сильным светом било солнце. Приходилось занавешивать окна одеялами. Ориентироваться во времени приходилось по расписанию. Частенько в нашу «ночь» приходили медведи покушать собак. Это вообще отдельная тема…

обед белого медведя

хозяин Арктики

Было много хорошего. Даже, я бы сказал необычного. Оторванность от мира. Связь со спутником была только в короткое «окно», когда он был в зоне «Новой земли», т.к. на нашей широте уже ничего не летает. Никаких новостей до нас не доходило. Их мы получали только с пришедшими судами и военными самолетами. Эта полная изоляция была уникальным явлением. Она сильно ощущалась и вынуждала жить «Здесь и сейчас». Мир стал «ламповым», таким как в детстве при СССР. Это был наш маленький коммунизм: дом есть, еда есть, одежда есть, работа есть, электроники нет, информации нет. В ходу книги, живое общение, отношения.А как мы радовались, когда пришло первое судно с едой! Как дети! А однажды, пришло судно, матросы которого рассказали, что на большой земле всех мужчин вызывают из запаса в армию. Мы подумали: «война». Но кому мы тут нужны? Не до нас будет и своим и чужим. И будем так и жить здесь как 50 лет назад. Затерянные в вечных льдах…

техника в арктике

Зона Арктики. На краю света.

Приехав туда из цивилизации, где ценится время и все суетятся, я дико злился на медлительность полярников. Мне казались дикостью их ответы: «Когда-нибудь придет… Подождем ещё… Не получилось сегодня, ну потом сделаем…». Со временем я успокоился и понял, что главное искусство Севера: это умение ждать. Ждать неделями, месяцами, годами, но непоколебимо и спокойно ждать.

Я часто смотрел в окно из базы. На тысячи миль мы — единственная жизнь и цивилизация. Можно идти в любую сторону неделями, месяцами и никого не встретить. Даже следов цивилизации. А если с нами что-то случится? Ведь никто не поможет. Даже не услышит нас. Становилось жутко и так тоскливо на душе. Как будто мы единственные на свете.

бескрайние просторы арктики

туманность над бесконечностью

Никогда не забуду природных картин. Конечно они скупые на детали, но богатые на оттенки и красивы в своей суровости. Встречи с животными тоже часто носили запоминающийся характер. Остатки советских военных строений были жутким символом силы и злобы местной природы. Открываешь дверь дома, а в нем лед до потолка и вмерзшие детские игрушки в глубине.

моржи на фоне ледокола

Моржи и атомный ледокол «50 лет победы»

И все же, я бы не поехал туда снова в том же качестве. Я понял, что работа (даже физически легкая или, наоборот, умственно примитивная) там очень тяжела для организма как физически: холод, ветра, качество еды, постоянный свет и нарушения сна, отсутствие секса, отсутствие комфорта, так и психологически: давящая тишина, изоляция, замкнутый коллектив от которого не денешься, моральные напряжения, долгая оторванность от привычной жизни. Элементарные действия порой бывает сложно сделать. Высокий процент риска погибнуть, как от случайностей, так и по вине природы или от медведей. Например, в прошлом году медведь сожрал опытного полярника, в нашем чуть не сожрал второго + погиб от язвы один мужчина, так как нет врачей. А если у остальных воспалится аппендицит? Смертность тут всегда выше. Я понял, что из-за таких условий опасные профессии, в том числе летчики, моряки, шахтеры, военные. И видимо, специально окружают ореолом геройства, чтобы заманить и удержать людей. В ход идут и вполне материальные мотиваторы: надбавки, выплаты, льготы, продолжительные отпуска, награды, ранние пенсии и тому подобное. Сравнивая и сопоставляя, я все же считаю, что «тише едешь – дальше будешь».

встреча сухогруза с провиантом

пришел сухогруз. Мы были счастливы!

Счастливый случай.

Однажды, я был в наряде по столовой. Все куда-то ушли. Я сделал все дела быстро и позволил себе открыть дверь базы. Стоял сияющий от снега свет и гробовая тишина. Я даже слышал, как бьется мое сердце. Я стоял и вглядывался в бесконечность. И тут я уловил её взгляд. Она как бы излучала какую-то вибрацию, которая прошибла мое солнечное сплетение и голову минуя глаза. Это было жутко. Она вглядывалась в меня. Я испугался и затворил дверь и все окна. Нашел свою «стаю», прибился к ней и только тогда мне полегчало.

опасный белый медведь

Первые жители «Земли Франца Иосифа»

Еще был случай, мы как всегда собирали мусор и на нас внезапно из-за сопки вышел белый медведь. Мы от страха чуть не наложили в штаны! Это был один из редких случаев, когда я почувствовал в себе настоящий животный страх, потому что видеть пятисоткилограммовую тушу перед собой без преград, очень страшно. Медведь нами явно заинтересовался и узнал о нашем присутствии раньше по запаху (ветер был на него). Повезло, что мы встретили его раньше, чем он мог занять позицию засады. Уже готовились отстреливаться, но спас гусеничный вездеход приехавший на подмогу и шумом отпугнувший зверя.

Часто налетали туманы. И имело это очень странный вид. В одночасье на горизонте появлялась белая непроглядная стена высотой метров сто. И она ползла на нас скрывая все за собой. Как будто стирая мир. Ведь мы были за пределами карты мира в безвременье. За 5 минут резко все становилось молочно-белым и незримым как в плотном облаке. В такие часы работы сворачивались, т.к. медведи подбирались опасно близко. Слава Богу, никто не погиб.

черно-белый снимок

Забавно, что из-за удаленности содержать местные органы власти и милиции там невозможно. И в случае чего, вести полноценное расследование вряд ли кто-то станет. Ограничатся допросом инспекторов на большой земле и их фотографиями. Поэтому данная земля является своеобразной зоной анархии или свободы (кому как), в которой все держится на воспитании присутствующих людей. Мелочи легко нарушаются по общему согласию, а вот однажды я слышал рассказ, как кто-то не сжился с коллективом и «ушел гулять самовольно(!) один(!!) без ружья(!!!), отчего его видимо съел медведь». Нашли только сапог. Так и записали, доложили и дело с концом. Но как говорят, «что было тут, тут и остается.

Заключение.

В заключении хочу сказать, что такое событие, в отличие от поездки на приятный курорт сильно развивает в плане понимания жизни. До этой поездки я, как и многие, был немного мистиком и эзотериком. Но после я стал материалистом. Я воочию увидел неприглядную сторону жизни. Я четко понял, что наша людская цивилизация, это цивилизация огня и металла. Все, что нас кормит, поит, обогревает, возит, защищает от непогоды и животных это огонь и металл. Только благодаря разуму наши предки смогли подчинить себе эти стихии и за счет них выжили в ужасной борьбе за жизнь с природой. Только благодаря этой святой троице мы смогли находиться на такой безжизненной земле, где даже мох не выживает. Когда на обратном пути мы попали в шторм, я с ужасом понимал, что за бортом тысячи километров смертельно холодной воды, в которой я через 5 минут умру. Вокруг смерть. А я песчинка в этом бесконечном и смертельном океане. И все, что спасает меня от нее, это металл корабля и огонь в работающем машинном отсеке. Я со страхом вжимался в переборку каюты, слушая напряженный гул двигателя, зная, что если он стихнет, я умру. Наверно так же сотни тысяч лет назад наши предки с животным страхом перед хищниками и стихией жались к огню. А затем рождались знаменитые мифы про «Прометея» и культы огнепоклонников. Только машины наши истинные и верные друзья. Мы цивилизация огня и металла. Я это четко понял.

с ружьем на фоне судов

Если вы желаете пообщаться лично с Виталием, узнать некоторые интересующие вас подробности о быте России в Арктике, то Виталий всегда рад будет ответить вам Вконтакте по ссылке: https://vk.com/vital77

 

 

 

tutukurort

One Comment

  1. Ну ты приукрасил конечно, Виталий, и это даже слабо сказано… Но восприятие твое и пусть будет. А вот фотографии не хорошо без подписей оставлять, как минимум, я свои, Костины и, вроде, Николая фотографии распознала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *